Восприятие. Вера и Знание

Часто встречаю противопоставление веры знанию. Чуть ли не общепринято считать их противоположными.
– Ты можешь верить чему угодно, а я знаю.
Думается, что каждому приходилось слышать что-то подобное. А многим и произносить – звучит нормально, не правда ли?
А что такое это «знание», которое поважнее веры? Откуда – мы знаем?
Если повспоминать, то не так уж и много источников знания. Трудно составить их иерархию. Кому-то важно, что сам слышал или видел. Кому-то важно, что сказало некое важное лицо, Эйнштейн какой-нибудь, или Далай-Лама, или, на худой конец, диджей вчера в клубе. Кто-то знает это с незапамятных времен или считает, что это – само собой, это же всем известно.
Не важно, что «главнее», но всякое знание, даже научное, всегда можно отнести к одному из этих четырех типов.
– свой опыт.
– авторитетное заявление.
– общепринятое.
– само собой разумеющееся.
Противопосталены ли три последние типа знания вере? – Как бы да, а вот и нет. Они – основаны на вере, на немного разных, но именно на верах. На вере в авторитет, на вере в то, что раз общепринято – значит так и есть, и на вере в то, что само собой разумеющееся – само собой разумеется, хотя это и смешно, но это так и только так. И попробуйте-ка опровергнуть. – Здесь должен быть смайлик.
Со своим же собственным опытом разбираться посложнее. Но если не вдаваться глубоко в детали, то, спрашивается, что же мы отнесем к чисто собственному опыту? А очень мало что. Только опыт своих телесных ощущений. Аудиальных и визуальных. Всё прочее, так или иначе, попадает в те самые пресловутые три последние типа знания. И даже некоторая часть чисто телесных ощущений оказывается результатом социализации, результатом обучения. А всякое обучение основано опять же на… – Здесь снова должен быть смайлик.
Выводы, которые отсюда следуют, отнюдь не оригинальны. Все наши знания основаны на вере в то, чему нас научили. Нету никакой оппозиции «вера-знание». Вера – источник всякого знания.
Собственно говоря, именно так и организованы все науки. В основе любой из них, начиная с Евклидовой (включая и не-Евклидову) геометрии лежат постулаты, принятые на веру. Чаще всего это нечто само собой разумеющееся для основателя науки.
Надеюсь, что я (атеист) не задел ничьих религиозных чувств. Я не верю ни в чох, ни в дых, ни в птичий грай. Но что это означает в свете нашего предыдущего разговора? А просто: «я верю, что не верю ни в чох, ни в дых, ни в птичий грай». И?
И вот то, что в этом месте кунштюк, в некоторых других местах по жизни может сыграть роль посущественнее. Но для этого надо следить за собой повнимательнее. Попробуйте этим заняться, и вы обнаружите кое-что интересное.
Сейчас  русскоязычный мир смотрит с ужасом на юго-восток Украины. Российское ТВ показывает сюжет, где «правосеки» прибивают мальчика к стенке и здесь же насилуют его маму. Я говорю: «Не верю!». И обнаруживаю, что это означает «Я верю, что не верю этой передаче». Другими словами, моё непринятие этой передачи не связано с реальной возможностью-невозможностью такого события, а связано с моей личной историей. Я не могу принять это за правду. Это я не могу или даже не хочу. Это вовсе не невозможность этого такого события. И, – честно говоря, – я продолжаю не верить этой передаче. И легко нахожу подтверждения своей вере. Это, как обычно, не трудно.
Подтверждения своей вере мы встречаем на каждом шагу. Картина мира уже нарисована, и остается всего лишь обнаруживать в ней всё новые и новые детали.
Это только против лома нет приёма. Мои ровесники скорее всего помнят поговорку родом из Советской Армии. «Не можешь – научим, не хочешь – заставим». Недаром начальство державы затевало дискуссии о важности прохождения армейской службы. «Молодой мужчина должен пройти инициацию, для того что бы жить в мире взрослых (подразумевалось «советских») людей».
Инициация, по сути, – переход из одного пространства в другое – из пространства одной картины мира в другое. Из одного состояния сознания в другое.
Со мной – одно, и то же самое с моим приятелем, – с точностью наоборот. С политической точностью. Вот он слышит или читает про цепь событий.
Первое – сепаратисты получили заказ из Москвы от каких-то телевизионных каналов.
Второе – они начали обстрел жилых районов Луганска или какого-то села рядом.
Третье – (странным образом сразу же) туда прибывают российские журналисты и производят съемки жертв.
Четвертое – передача о преступлениях украинской армии против мирного населения транслируется на всё население Российской Федерации.
И он говорит: «Я не верю в существование такой цепи событий».
Мы-то с вами уже знаем, что это значит, так ведь? «Я верю, что я не верю в подлость каналов Российского телевидения, и даже если готов с этой подлостью в какой-то степени согласиться, верю, что не верю в их руководящую роль в народной войне». Обыкновенно человека не интересует строение, конструкция его картины мира. Он ищет справедливости (такой, как она выглядит в его картине мира). И так далее всё тем же путём, продолжая «не верить» – ищет всего, чего его научили искать и добиваться.
Так в цепи событий появляется пятое звено. Точнее, оно по порядку шестое. Ведь раньше всего было нулевое – была инициация во взрослую жизнь, обучение, формирование картины мира. Формирование системы верований.
Итак, пятое – принятие пропагандистских передач «за правду».
Это, как бы то же самое, что и у нас, когда мы ищем и находим подтверждения своей вере. С одной разницей. – Мы знаем, что ищем и находим не некую «правду», а подтвеждение своей вере. Человек и люди, о которых мы говорим, рассматривая цепь событий, заканчивающуюся «принятием за правду», уверены, что такова «реальность».
И реальностей таких оказывается множество по одному и тому же поводу. Снова надеюсь не задеть ничьих чувств. Поймите, атеисту это не просто. Но ей-богу, это же не больше, чем слова.

И, всё-таки, одним единственным нашим общим миром правят и аннунаки, и рептилии, и случайность, и евреи, и капитал, и мировое правительство, и Великий Орел, и Луна, и еще какие-то пришельцы, и Вишну, и Зевс, Перун, Саваоф, и законы физики, и законы химии, и Свет-с-Небес, и Гитлер из бункера в Антарктиде. Да и вы сами назовете еще пару-другую таких «реальностей», в которые кто-то из ваших знакомых верит безоговорочно как в реальность. А ведь это – картина реальности. Картина мира. Дорога, которую не выбирают.

А может быть попробовать выбрать?
Что если попробовать понаблюдать за собой в этом месте – что можно увидеть? Знаете, – меня в своё время больше всего удивило, ведь что Земля круглая – это оказалась моя вера. И у тех, кто считает её плоской – оснований верить в их правду ничуть не меньше, чем у меня. И, если захочу конечно, я могу начать верить, что она плавает на черепахе. – Здесь снова должен стоять смайлик.
Напоследок.
Противоположность веры и знания есть. И заключается она в том, что я могу знать о своём знании, что оно – вера, и могу это не знать. Не желать это знать, отмахиваться от этого знания.
Зачем? – Оказывается, между мной и миром стоит моя система верований. И просто для ориентации в пространстве возникает неудобная необходимость наблюдать за собой, за своей картиной мира.
Это трудно и очень трудно. И всё ради чего? Ради того, чтобы помнить, что живешь своими делами не столько в мире, сколько в своей картине мира, в своей системе верований? Стоит ли овчинка выделки?
А попробуйте! Неужели не интересно? – Пока нет сведений, что кто-то пожалел об этом опыте.